воскресенье, 30 июня 2013 г.

"Год в Провансе" Питера Мейла

В книжные магазины я не заходила давно, а если и попадала, то уходила быстро и разочарованно. Если покупала книги, то в Интернет-магазинах, да часто и читала в электронном виде. А с недавних пор поняла, что наши книжные уже достаточно прогрессивные, чтобы в них можно было найти хорошую книгу, даже и не двойной цене. Поэтому для быстрой покупки подарка - когда за две-три недели не озаботилась заказом через Интернет - они вполне подходят. К тому же "Читай-город" расположен на пути между офисом и автобусной остановкой. За последнее время я совершила туда два больших набега, о которых ничуть не жалею, несмотря на некоторую разницу в ценах. Просто некоторые книги я бы никогда не купила, если бы внезапно не вспомнила и не справилась о них в магазине.

В общем, покупала я в подарок одно, присмотрела второе, а купила третье, благо обе запрошенные мною книги оказались в недорогом мягком переплёте. Первый был Мураками, а второй - Питер Мейл.

***

Питер Мейл влюбился в Прованс, переехал туда с женой и испытал на себе все особенности этого региона - не только очаровательного, но и весьма непростого. Летом там убийственная жара, зимой сводящий с ума мистраль, нет никакого понятия о сроках и предварительных договорённостях, так что ремонт может длиться полгода или год. Но он описывает этот край с такой преданностью, он так им очарован, что и читатель наслаждается вместе с автором каждым днём уединённой сельской жизни среди виноградников, трюфельных дубовых лесов, гор и лавандовых зарослей. И да, Прованс в описаниях Мейла - край победившего гурманства. Двухчасовой обед с десятком закусок, горячим, двумя десертами и дижестивом - норма для любого работяги. В придорожных кафешках кормят, как трёхзвёздочных ресторанах, притом недорого и порции большие. Они едят на каждой странице, выбирают еду, готовят еду, поглощают её или планируют, какое кафе посетить сегодня за ланчем.

Книга составлена из глав, каждая из которых посвящена одному времени года. Это и сельскохозяйственный цикл, и смена погоды, и приливы-отливы приезжих, которые появляются в Провансе не праздники и каникулы. Описание природы, еды и добродушных, радующихся жизни людей - самое прекрасное чтение для летнего отдыха. Но и для других времён года тоже.

Я сделала довольно много закладок, иллюстрирующих английский юмор автора и атмосферу, которую он создаёт в книге. Не знаю, станет ли кто-то это читать, но мне жаль отдавать книгу (я уже запланировала несколько подруг, кому хочу дать её почитать), не выписав отрывков.

С. 61 - к этому моменту читатель уже понимает, что хлеб играет крайне важную для французов роль, а покупка свежего багета или выбор сорта хлеба к ланчу - священнодействие. Поэтому мне показалась смешной фраза, которую теперь, без контекста, я воспринимаю с чуть меньшим энтузиазмом:

"Воскресенье выдалось холодным и неприветливым: улицы городка казались неопрятными из-за не стаявших пятен старого снега, и редкие прохожие спешили из булочной домой, нахохлившись и прижимая к груди свежие батоны".

Тема о роли хлеба отчасти раскрыта на С. 236:

"Много лет мы считали хлеб более-менее стандартным и довольно скучным продуктом, а теперь словно открыли его заново. Мы попробовали плотные буханки из Люмьера, более плоские и тяжёлые, чем обычный baguette, и boules с тёмно-коричневой корочкой из Кабрьера, большой.ю как расплющенный футбольный мяч. Мы узнали, какой хлеб может храниться день и больше, а какой черствеет через три часа; из какого получаются самые вкусные croutons, а какой лучше намазывать чесночным майонезом с красным перцем и макать в рыбную похлёбку".

И продолжение на С. 237-238, где описывается ассортимент пекарни с прилагаемыми к нему рекомендациями по подбору хлеба к блюдам:

"Закуску к аперитиву я должен был выбрать между крошечными квадратными тостами, хлебцами с сюрпризом, посыпанными мелко нарубленным беконом, или вкуснейшими "солёными листочками"... Труднее становилось, когда дело доходило до основных блюд. Допустим, я хотел начать с закуски из сырых овощей в соусе. Тогда мне пришлось бы делать выбор между луковым хлебом, чесночным хлебом, хлебом с оливками или хлебом с рокфором. Чересчур сложно? Тогда лучше начать с морепродуктов, потому что к ним... полагался только один хлеб - тонко нарезанный ржаной. Далее столь же безапелляционно мне сообщалось, какой хлеб я должен есть с колбасами, фуа-гра, с супом, с белым и красным мясом, дичью с перьями, дичью с мехом, копчёным мясом, смешанными салатами (не путать с отдельно перечисленными салатами зелёными!) и с сырами разной твёрдости".

С.103 - также и с водопроводчиком месье Меникуччи. Он известен своей разговорчивостью, он вещает как репродуктор, честно говоря. Он услужлив, доброжелателен, знает своё дело, но страшно любит разглагольствовать. Поэтому неброская ирония, буквально пропитывающая сцены с этим персонажем, постепенно достигает для читателя критической точки и смешным, ужасно остроумным кажется любое движение бровью, предпринятое автором:

"Конечно же, перспектива на пять или шесть недель отдать свой дом в распоряжение месье Меникуччи, который станет дырявить столетние стены дрелью размером почти с него, пылить и непрерывно разговаривать, не особенно нас вдохновляла. Это будет грязная и тяжёлая работа, и ни одна комната не останется целой".

На странице 186 дополнение: "Мы отключим телефон и будем лежать у бассейна, слушая концерт для пневматической дрели с паяльной лампой под управлением маэстро Меникуччи".

C. 147

"Когда с поцелуями покончено, можно приступать к беседе. Корзинки и сумки ставятся на землю, собаки привязываются к столикам кафе, велосипеды и орудия труда прислоняются к ближайшей стене. Всё это совершенно необходимо, потому что ни один серьёзный разговор невозможен без использования обеих рук: с их помощью обозначается конец предложения, ставится ударение, добавляется подтекст, и, наконец, они просто украшают речь, которая без жестов оставалась бы только скучным шевелением губами, что, разумеется, не может удовлетворить ни одного провансальца".

Кадр из фильма "Хороший год"

 С. 158-170 - пропускаю несколько закладок, не в силах передать контекст коротко. Это надо читать полностью, а не пытаться порезать на цитаты.

С. 177 - описание визита и характера очаровательного персонажа, которого должен играть Бенедикт Камбербатч - элегантный, приятный в общении, но совершенно неуклюжий человек, постоянно попадающие в катастрофические ситуации типа горящего от его окурка сигары наёмный кабриолет, в котором он же и едет:

"Нам было грустно, когда он уезжал, и мы надеемся, что когда-нибудь наш друг вернётся снова хотя бы для того, чтобы допить те четыре стакана с кальвадосом, которые мы нашли у него под кроватью, и забрал свои трусы, оставшиеся одиноко висеть на вешалке для пальто".

С. 217

"... официальное начало осеннего охотничьего сезона, когда каждый француз, в жилах которого течёт кровь, а не вода, взяв с собой ружьё, собаку и доставшийся ему от давних предков инстинкт охотника, отправляется в горы в поисках дичи... Магазин оружия в Вэзон-ля-.Ромэн предлагал полный спектр орудий убийств по пока ещё низким ценам... даже мой охотничий инстинкт, пребывавший в спячке с самого рождения, ожил и зашевелился при одной только мысли об обладании... "Ругер.44 магнумом" с электронным прицелом. Жена, имеющая веские основания... резонно заметила, что для того, чтобы попасть себе в ногу, электронный прицел вряд ли понадобится".

С. 235 - сезон сбора лесных грибов, тёмно-синих, ярко-оранжевых, совсем непохожих на приличные кремово-белые шампиньоны, продающиеся в магазинах:

"В витринах, где раньше были выставлены хирургические бандажи и картинки, на которых юные красотки боролись с целлюлитом на худых загорелых бёдрах, теперь висели таблицы с изображением и описанием грибов".

С. 266

"Ресторан не обременял своих клиентов проблемой выбора. Как и в вокзальном кафе Боньё, посетители здесь ели и пили то, что им давали. Нам принесли хрустящий, политый маслом зелёный салат и кусочки розовой деревенской колбасы, улиток в соусе и треску, крутые яйца с чесночным майонезом, мягкий сыр из Фонтевиля и домашний фруктовый пирог. Это был один из тех ланчей, которые французы принимают как должное, а туристы потом вспоминают годами".

Кадр из фильма "Хороший год"


С. 267 - визит на фабрику по производству оливкового масла:

"Мы попробовали масло перед обедом, опуская в него куски хлеба, натёртые мякотью помидора. Казалось, мы едим солнечный свет".

С. 283 - чтобы окончить ремонт жена автора пошла на хитрость - пригласила строителей с жёнами на обед в честь окончания ремонта, пришлось им поторопиться, чтобы не ударить в грязь лицом и от жён не получить отповедь:

"Рамон добровольно взялся развлекть всю компанию, и каждый его новый анекдот был смешнее и неприличнее предыдущего...

- Не понимаю, как такую приличную женщину угораздило выйти замуж за этого старого похабника, - вслух удивился Дидье.

Рамон неторопливо поставил бокал на стол и раздвинул руки, как это делают рыбаки, когда хотят показать, какая рыба сорвалась у них с крючка. К счастью,дальнейшие объяснения были остановлены куском пиццы, который жена засунула ему прямо в рот. Наверное, она слышала всё это раньше".

***

Только прочитав две с половиной книги про Прованс, я так втянулась, что пошла искать экранизации. Оказалось, в 1993 году сняли мини-сериал по книге "Год в Провансе". его стоит смотреть именно после книги, а никак не взамен. Сериал нашёлся на Ютубе, но без дубляжа или субтитров.



А ещё оказалось, что фильм "Хороший год", который я с удовольствием посмотрела прошлым летом, поставлен по книге Питера Мейла. Кино не шедевральное, мне кажется, но природа Прованса и прекрасная жизнь там показаны, мне кажется, очень заманчиво и красиво.

Комментариев нет:

Отправить комментарий