понедельник, 23 января 2012 г.

Кукольное чаепитие - понарошку и всерьёз




 Писала сюда пост про свою семью, про "Зеленый шатер" Людмилы Улицкой, да так и не окончила. Зато написала колонку в рабочий то ли блог, то ли не пойми что. Про новый дом и старый дом, про пенатов, про старые вещи, которые остались нам от дедушек и бабушек, как единственные свидетели семейной истории.

Прекрасно, когда ребенка окружают старые предметы. Давно вышедшие из моды, местами потрепанные, но обладающие забытой красотой, какую уже не тиражируют в его, ребенка время.


В коробке с отрезами ткани, купленными впрок мамой и бабушкой во времена советского дефицита, нашла вышитую бабушкой салфетку. Маша как раз увлеклась кукольными чаепитиями, дедушка подарил ей фаянсовую посуду. Решила дать ей эту салфетку в качестве скатерти. Машка еще ничего не понимает, но, наверное, как знание счета или цвета, восприятие красивого записывается постепенно и подсознательно, чтобы однажды сложиться в цельную картину мира.

пятница, 20 января 2012 г.

Утро в новом доме

С кухонного балкона и из гостиной (она же спальня) видны восходящее солнце, восходящая луна и половина лунного пути на небе. Из детской комнаты - утренняя луна и заходящее солнце. Машина комната светится на закате так, будто там забыли выключить свет.



"Садовый" ежедневник




Сфотографировала-полюбовалась на свой распрекрасный ежедневник, упомянутый тут. Правда, писанина в последние дни застопорилась, но думаю, я к нему еще вернусь. Мне нравится писать в дневничок по настроению, а не по внутреннему обязательству, тогда в него попадает определенного рода выборка фактов и эмоций. Всякого рода философские настроения и самокопания или острые счастливые и повседневные моменты.



Кстати, одна из немногочисленных пока записей в ежедневнике посвящена моим отношениям с мамой. У меня в последние месяцы обострилось внутреннее противостояние с ее образом и с ней самой, как следствие. Это своеобразное перетягивание пуповины между взрослой мной и моим внутренним родителем, инсталлированной в меня маминой вирусной программой.

Даже в черновиках этого блога, мало известного в моем окружении, есть две недописанные записи - про покупку моего первого вечернего платья и восхищение мужчин, а также про ощущение нового и старого дома - оба они свелись к размышлениям о наших с мамой отношениях и ее огромном влиянии на меня. Надеюсь, я их закончу.



Впрочем цельные и последовательные умозаключения у меня в этом году не шибко ладятся. Второй месяц не могу написать ни одной колонки для Вслуха. Все-таки колумнист из меня никудышный, даже чтение других колумнистов не вдохновляет. Обычно, если я читаю что-то претендующее, но не соответствующее, у меня загорается лампочка "я могу лучше" и на этой волне может что-то сочиниться. Тут же, несмотря на приличный гонорар, дефицит семейного бюджета и невысокие требования к текстам, не могу себя заставить... А надо. Пойду-ка посижу над колонкой!


четверг, 19 января 2012 г.

Кекс с коньячными цукатами

Я все-таки выполнила свои угрозы испечь рождественский кекс с цукатами. Правда, пекла уже 30 декабря, немного пересушила, как мне кажется. Кекс, обретя статус несовершенного (пересушенного) не стал ждать положенных 2-3 недель и был съеден уже на Рождество. Не знаю, что бы стало с ним через месяц, но уже спустя неделю угощенье было вполне праздничное. Ритуально-щедрое, чрезмерно насыщенное орехами и цукатами (хотя я положила даже меньше, чем полагалось по рецепту) - хороший подарок для похода в гости. Сказать, что я стала поклонником и приверженцем цукатного кекса, не могу. Но в следующем году, пожалуй, повторю опыт - просто в качестве новогодней традиции. Возможно, испеку пару штук в качестве универсальных подарков.

четверг, 12 января 2012 г.

С новым домом!


Новый год мы ритуально встретили в новой квартире, но ночевать ушли в старую. А сегодня переехали вместе с жизненно-важными предметами обихода и впервые ночуем тут.

2011 года закончился для меня месяцем-праздником. Я ходила на вечеринки, на кофейные посиделки, текила лилась рекой, каждый день были подарки и даже любовные страсти. К слову, я была необыкновенно хороша в декабре. Возможно, хороша, как никогда прежде. (Мне следует дописать пост про платье - nb!) Стоило начаться 2012 году, и у меня пропало всякое желание выходить из дома и веселиться в легкомысленных компаниях. Хочу сидеть в своей норке и обустраивать ее. Тут есть много мест, требующих немедленного рукоприложения.

Впервые с момента появления Маши у меня возникло желание писать в бумажный дневник. Раньше я это обожала, особенно в начале года. Потом неторопливое письмо вручную было недостижимой роскошью, всё, что я могла себе позволить - клацать по клавишам одной рукой, пока вторая удерживает младенца. Теперь больше свободного времени, к тому же, у меня самый изысканный ежедневник ever. Раньше мне нравился экологичный подход - датированные ежедневники за ушедшие годы. Они, вроде как, просроченные, но от этого переплет не менее твердый, а странички не менее белые.

В 2011 году я училась позволять себе роскошь. Ходила в тайский SPA-салон, обустраивала отнюдь не аскетичную квартиру (расплачиваться за это нам еще предстоит некоторое время), покупала Маше некоторые игрушки и книжки, которые раньше показались бы неприлично дорогими. Я долгие годы была принципиальной противницей нефункциональных излишеств. Теперь что-то стало меняться. Не знаю, насколько фундаментальные это изменения, но судя по тому, что и в других сферах, устоявшихся, казалось бы, с подросткового возраста до вполне зрелого, это действительно серьезное изменение меня...

Так вот, в 2012 году я пишу свой дневник в дорогущем по моим меркам дневничке, украшенном флористическими принтами в винтажном стиле. Сначала я позволила его себе заказать, а потом - не без помощи одного человека, который не последнюю роль сыграл в моем ренегатстве от аскетизма к, как бы это сказать помягче, гедонизму - удержалась от того, чтобы подарить такую прекрасную вещь (и прекрасный подарок, как мне казалось). Оставила, себе. Усилием воли. И не жалею, мне нравится!

***
Сейчас четвертый час ночи, это плохо для режима. Только что увидела свое отражение в сияющем кране умывальника - под глазами два чудовищных синих круга. Но мне впервые за долго время захотелось написать большое сообщение сюда. Возможно, потому что внутренние (хотя и вполне внешние) тиски, захватившие меня в апреле 2011 года, наконец хоть немного разжались. Я любила старый дом, там прошло мое детство, там мы прожили 7 прекрасных лет с мужем и 2 года с нашей дочерью. Мой муж так сроднился с тем домом, что несколько месяцев просто не мог себя переломить и переехать, наконец. Никак не мог смириться с мыслью, что наш дом - всего лишь объект недвижимости.

Пришло время оторваться от старого, уютного, любимого, чтобы жить в новом. Думаю, тут нам будет хорошо. Хотя слеза, конечно, наворачивает, когда я думаю про хрупкую, пекрасную и даже хочется сказать "доверчивую" ёлку, оставшуюся в темном доме. Все новогодние ночи я любовалась ею и своими любимыми, прежде чем заснуть в три или четыре или даже пять часов ночи.


Лошадки

Эти карусели с лошадками успели стать архетипом, хотя, так ли давно они появились? У меня такая карусель ассоциируется с чем-то французским, парижским даже, но в этимологию я не вникала. В Тюмени несколько лет назад появились свои роскошные лошадки, но только катаются они в тишине, под собственное металлическое лязганье.

Сегодня в моих френдлентах две карусели:
Тюменская

и Римская