четверг, 13 октября 2011 г.

Марселла Паппини: Представления нравятся мне больше, чем "серьезный" джаз

Обещанное тут интервью теперь, когда журнал Home&Space в Тюмени вышел в свет, можно выложить без сокращений.


В последний день сентября тюменская филармония принимала джазовый оркестр Григория Гараняна под руководством итальянки из Лондона Марселлы Паппини. Певица и композитор, она возглавляет трио «Puppini Sisters», исполняющее хиты 1940-50-х годов. Брюнетка с алыми губами могла бы стать моделью в стиле pin up, когда б не была так похожа на грустную клоунессу, бунтарку и неформалку – не даром на концерте на ней было платье от давней знакомой, королевы панка Вивьен Вествуд.
-  Вы замечательная певица, но в этом шоу исполняете всего несколько песен. Как получилось, что вы стали дирижировать, сложно ли руководить оркестром?
- О да, я никогда не занималась этим раньше, и для меня это стало настоящим вызовом. Впервые я попробовала дирижировать с этим оркестром в прошлом году. И каждый раз я заранее трепещу перед концертом.
В этой программе, составленной на основе любимых произведений членов оркестра и некоторых моих пожеланий, я отдала предпочтение инструментальным композициям, потому что в них оркестр показывает себя наиболее ярко. Мне хотелось, чтобы солировал биг-бэнд Георгия Гараняна.
У меня есть идея пригласить биг бэнд в Англию с программой, полностью составленной из русской, советской музыки. Я даже подумываю разучить песню на русском.
- В одном из интервью вы говорите, что дирижируете всем телом. Расскажите чуть подробнее, в чем заключается ваш подход к дирижированию.
- Скажем так, я учусь дирижировать. Я изучала композицию, аранжировку, но никогда не занималась дирижированием, не знакома с классическими жестами. Но я чувствую музыку, и чувствую, как надо двигаться. И у меня есть ощущение, что у нас с оркестром налаживается некое взаимопонимание, диалог. Я обожаю двигаться, танцевать, думаю, мне удастся развить этот опыт в нечто среднее между дирижированием и танцем, возможно, даже поработаю специально с хореографом.
- Вы выглядите как ослепительная дива, а ведете себя как девчонка, кем вы сами себя чувствуете?
- И той, и другой!
- Выбирая ретро-стиль для группы «Puppini Sisters», вы, кажется, имели в виду не только музыку, но и этот женственный, гламурный облик, который вам так идет?
- Не буду лукавить, это тоже сыграло свою роль. Но в первую очередь дело в том, что я обожаю пение а-капелла, когда голоса складываются в аккорды, в гармонии. В детстве мы с братом и сестрой обожали петь вместе, это захватывало нас куда больше, чем телевизор.  И когда я создавала Puppini Sisters, мне показалось, что стиль 1940-х обладает большим простором для такого рода пения, а также для забавных представлений. Представления нравятся мне куда больше, чем «серьезный джаз». Вообще, я люблю разные направления в музыке. У меня ведь есть и рок-банда. Мне нравится выражать себя самыми разными способами.
- Нет ли у вас намерения проехать туром по России с Puppini Sisters?
- Мы довольно много бывали в России, но на частных вечеринках, а на большой публике впервые выступили этим летом на джазовом фестивале в Подмосковье. Мы имели успех, так что не исключено, что приедем и с туром.
- Кто ваш любимый певец всех времен и народов?
- Вопрос, конечно, сложный… В джаз меня «привела» Билли Холидей. По мере того, как я знакомилась с этой музыкой, моим кумиром стал Том Уэйтс, я просто в восторге от него. Теперь меня все больше увлекает рок. Мне нравится The Kills, The Dead Weather. Мне нравится сильный женский рок… Дженис Джоплин…
- Вы все еще занимаетесь дизайном одежды?
- Да.
- Это замечательное платье тоже вы придумали?
- Нет, это Вивьен Вествуд. Было время, я работала на нее. Мы поддерживаем знакомство. У меня даже свадебное платье было от Вествуд.
- Как вам сибирская публика, не показалась холодной?
- Нет, мне очень нравится, что русские так охотно хлопают, они разговаривают с тобой – даром, что я ни слова не понимаю, они реагируют. И мне нравится, что в этом нет формальной вежливости, а именно живая реакция. Недавно на концерте я была ужасно усталая, сама чувствовала, что работаю не в полную силу. И вот, выходит на сцену девочка с букетом – проходит мимо, даже не глядя на меня, и вручает цветы барабанщику. Это прекрасно, она дала цветы именно тому, кто ее покорил, руководствуясь только своим впечатлением.
- В этом зале между музыкантами и слушателями большие расстояния, вам комфортно выступать в зале на полторы тысячи человек? Если я правильно поняла, Паппини Систерс чаще играют в более камерной обстановке.
- Когда-то мы действительно выступали в крошечных местах на 60 зрителей, шутили порой, что на сцене народу больше, чем в зале. Но теперь мы выступаем в залах, подобных этому, у нас ведь тоже есть оркестрик, так что опыт есть.
- Что вам больше всего нравится в оркестре Георгия Гараняна?
- Прежде всего, я очень любила Джорджа. Все, кто знал Гараняна, любили его. Я встречалась с ним лишь однажды, вскоре после нашего знакомства он умер, но с первого момента нашей встречи я полюбила его, как члена семьи. Когда его вдова, Нелли – она стала мне одной из самых дорогих подруг – предложила дирижировать оркестром на мемориальном концерте, я подумала: «Нет, я не могу!». А потом подумала и  сказала: «Да, я могу! Я попробую сделать это ради Джорджа». Его оркестр для меня – как продолжение его самого.
Кроме того, мне нравится учиться новому, решать эту непростую задачу. И я обожаю русских музыкантов. Серьезно, это не дань вежливости, я правда считаю, что нет больше таких музыкантов, как русские. В этой стране музыканты живут музыкой, в них столько страсти. Когда пианист играет, я чувствую его страсть всем телом. И все они так – это невероятно!

Комментариев нет:

Отправить комментарий