суббота, 21 сентября 2013 г.

Вуди Аллен

Лет пять назад я пыталась смотреть ретроспективу Вуди Аллена с мужем, ему кое-какие фильмы очень нравились. Но тогда они у меня вызывали не просто скуку, а тоску. Его новые кино я смотрела с большим удовольствием, но и их пересматривать не тянуло.


Недавно приятельница смотрела "Манхэттен", а потом я где-то что-то прочитала и стало любопытно увидеть его. "Манхэттен" я смотрела в несколько приёмов, смакуя в короткие минуты спокойствия и отдыха. От стал отдушиной, способом отстраниться от реальности, увидеть её другими глазами, полюбить по-новому. Смешные и мудрые диалоги, изобретательные, красивые кадры, какая-то неторопливость и философская отстранённость (несмотря не нервозность героев) - вот чем меня очаровал этот фильм и его режиссёр. Спустя некоторое время я немного почитала об Аллене, стала смотреть "Энни Холл", потом "Интерьеры", но ни один из этих фильмов не был прекраснее "Манхэттена".

,
"Первая возлюбленная в "Энни Холл". Молодая интеллектуалка, примерно, аспирантка, по-наему. Маленькая комната завалена книгами. На стене какой-то рисунок. Шкафов нет, только полки и стопки. Кровать с белыми металлическими столбиками. Низкий свет. Пюпитр с нотами и флейтой

На заднем плане - свидетельство прошедшего внутри фильма времени - серия снимков Вуди с омаром, их внутренняя шутка, воспоминания о счастливых минутах, ставшее концептуальным украшением интерьера.
Это интерьер в доме второй возлюбленной, первой жены, кажется из, "Энни Холл". Большое пространство, совмещающее функции гостиной, библиотеки, спальни. Высокие окна, закрытые лишь наполовину, невысокий стеллаж на половину стены, низкая кровать без лишних элементов. Низкий свет. Светлые стены, украшенные современным искусством, высокие потолки
Интерьеры нью-йоркских интеллектуалов 1970-х - это идеальное пространство мечты. Не то, какое в глянцевых журналах показывают, а живое, светлое, беспорядочное, такое, в котором живут интересные, удивительные люди. Заставленное книгами, нотами, графикой современных художников, пепельницами, печатными машинками и кожаными диванами. Напоминает мои детские впечатления от квартиры папиных родителей в Череповце. Бабушка моя работала строителем, швеёй, домохозяйкой, а дедушка был богема - фотограф, художник и коллекционер.
- Вас подвезти? - А вы на машине? - Я? О, нет! Я возьму такси!

Жутко смешная кривая езда за рулём

Диалог на прекрасном балконе с геранями. Вокруг - большой город, город у Аллена всегда герой повествования, будь то Нью-Йорк, Лондон, Барселона, Рим или Париж. Диалог смешной - говорят одно, а субтитрами написано совсем другое, например, как она выглядит голой или станет ли он очередным придурком в ее жизни

Мне нравится парадоксальность и непоследовательность героев. Их образ жизни, совершенно невозможный из моей реальности: сорокалетний мужчина, гениально остроумный, мучимый тысячей комплексов, некрасивый задохлик, однако совершенно не комплексует в отношении женщин и притягивает к себе самых разных, всегда эффектных, талантливых. Его семнадцатилетняя подруга с инопланетным лицом и темпераментом - воплощение мудрости и спокойствия. Его первая жена, роскошная писательница, которая ушла к другой женщине. Его временная пассия - дёрганная, странная, вспыльчивая чудачка-феминистка. Они уходят и приходят. А город Нью-Йорк стоит, как великолепная живая декорация, украшая всякий кадр.





Как ни странно, меньше всего мне хотелось сохранять кадры фильма "Интерьеры". Ни одного интерьера, морской берег и морской домик и пляжный домик, на фоне которого новая жена по имени Перл (жемчужина) бежит к морю, только что поглотившему старую жену.



Комментариев нет:

Отправить комментарий