воскресенье, 14 июля 2013 г.

Стремительное путешествие

Вот, где я была вчера. Поездка на фестиваль "Лето в Тобольском кремле" получилась очень быстрой, всё просто стремительно - утром отвезли Машу к родителям, за три часа доехали до Тобольска, там полчаса на туалет, кофе, посещение обзорной площадки, потом начало концерта. Концерт под моросящим дождиком и стремительная, до темноты, поездка обратно. Хорошо, что стремились, Маша не желала спать, страдала от коньюктивита, мы ей были очень нужны. Ей и бабушке с дедушкой, которые до полуночи замучились с ней справляться.

И всё-таки, если вернуться к этому дню и разложить его по полочкам, было в нём много прекрасного. Он был просто наполнен прекрасным, но у нас не хватило времени этим насладиться.



Стены из раскидистых сосен и остроконечных как готические шпили елей. Живописные повороты с отдельно стоящей пышной сосной, например. Заливные луга ниже уровня дороги - покрытые ровной мягкой травкой с разбросанными произвольно одинокими ивами или какими-то ещё деревьями. Розовые луга иван-чая. Ярко-жёлтые пятна каких-то густых цветов. Нежно-жёлтый, салатовый цвет полей или лугов с гипотетической сурепкой. Доисторические гигантские зонты хвощей в белом цвету. Поймы рек с округлыми купами деревьев и кустов, спускающимся прямо к воде. Коршун, расправивший крылья так низко, так близко к окну машины.

Капли дождя, ползущие под воздействием скорости вверх по лобовому стеклу. Красный забор на мосту,во время движения сливающийся в розовую дымку, столь неожиданную в этом почти монохромном пейзаже.

 
Разговоры с увлечёнными своими затеями умными мужчинами.

Охотничьи колбаски, бутерброды с сыром и круглые козинаки с шоколадным слоем. Дорожные M&M's с арахисом, наша с подругой давняя традиция времён совместной Италии и других, не менее примечательных поездок. Стакан земляники на стоянке на полпути между городами.

Въезд в Тобольск - величественный Иртыш, высокий берег с осыпающимися песчаными отвесами и искусственными ступенчатыми террасами, покрытыми газоном.

Сердце старого города - как музей со светлыми, чисто вымытыми гранитными мостовыми. Площадь у кремля - как на ладони, как на открытке, тщательно выверенная и очищенная от всего случайного. Небесно-голубые купола с золотыми звёздами. Грубые булыжники Прямского взвоза. Выбеленные известью, сглаженные временем контуры фигурной кирпичной кладки, глубокие ниши окон старых церквей.

 



Латте с ирландским кремом на вынос из небольшой, мило обставленной "Дворцовой кофейни". Внутри белёные кирпичные стены и удобные креслица в модной цветочной обивке, но нет кондиционера, а снаружи - лёгкий ветерок и волшебный вид с горы.



В сером свете пасмурного дня Нижний город выглядит художественной инсталляцией, волшебной диорамой. По Иртышу плывёт судёнышко, крепенькое, округленькое и сильное. Подгорный Тобольск медленно расчищается, гримируется, реставрируется.

 
 
 

На широком архиерейском дворе, прямо на газоне раскинулся настил из листов свежей, бледно-жёлтой, как будто пахнущей сосной фанеры. Сотни пластиковых кресел из синего летнего кафе. Огромный помост под синим шатром - симфонический оркестр и хор запросто вмещаются вместе с арфой, сияющими медью литаврами, трубками колокольчиков, гобоистами, трубачами и виолончелистами с их огромными инструментами, чьи янтарные бока сплошь покрыты царапинами путешествий. 
 
 
 
 

Мы сидим под зонтиком, тесно сдвинувшись на наших пластиковых стульчиках. Мне нравится любоваться моим спутником. Хорошо, что он решил поехать с нами. В дороге я была обидчивая и ворчливая. Но я рада, что он поехал.

Я люблю симфоническую музыку, но ничего не понимаю в оперной. Слушая арию Татьяны из "Онегина" понимаю, что стоит перечитать его сейчас, а не в седьмом классе, когда мне вся эта история, как и поэзия, были до лампочки.

Концерт заканчивается имитацией колокольного звона и пиротехнической имитацией пушечных залпов. Лет пять назад на таком концерте стали звонить часы на колокольне. Светило солнышко, было необычно и приятно.

 

Вообще, слушать оркестр в окружении прекрасной архитектуры, на свежем от дождика воздухе, глядя как тучи подползают у куполам, прислушиваясь в паузы к дальним раскатом грома - это чудесно, необычно и прекрасно. Но никакого восторга я не испытываю. Просто тихое спокойное чувство, что это, должно быть, хорошо. Просто хорошо сидеть рядом с мужем под зонтиком в другом городе и не беспокоиться о дороге, о ребёнке, о деньгах, ни о чём не беспокоиться.

После концерта мы быстро шагаем под зонтами к машине. На дорогу надо три часа, до захода солнца - два с минутками. В сумерках мы мчимся вдоль густого тумана над скошенными лугами, над круглыми свёртками жёлтого сена, над поймами рек и полосами иван-чая. В городе мы так редко видим туман. "Я бы поехал даже ради одного тумана", - говорит человек в машине. Я вспоминаю о том, что едва ли не в первые в жизни, как истинное чудо увидело восходящую полную луну над рекой в 18 лет, на археологической практике после первого курса университета.

 



Я хочу пойти в этот туман. Не бесцельно, но и не торопливо. Хочу идти куда-то через туман. Хочу проснуться утром и увидеть, что предстоящий мне путь укутан белой влажной дымкой.

Из щелки в окне доносится морской влажный воздух. Поворот дороги в тумане. Деревья, обрамляющие шоссе, расположены как многослойная театральная декорация - каждый новый слой бледнее прежнего.

 


Спустилась ночь. Деревянные сарайчики, рядом с которыми днём пыхтели самовары, растапливаемые щепками, закрыты и пусты. Нет продавцов помидоров, сала и муксуна. Нет вдоль дороги людей в маскировочных лесных костюмах с ведёрками и банками ароматной лесной ягоды.

Мы подъезжаем к городу по настоящему-почти-хайвею - гирлянда фонарей, разделительная полоса, высокая скорость. Я ехала по такой дороге в далёкой другой стране 12 лет назад и от одного её вида наполнялась трепетом и восторгом - это было так нездешне. Теперь вполне буднично. И в романтические тона эту дорогу окрашивает именно воспоминание о той юношеской поездке в другой далёкой стране.

Мы приезжаем влажной ночью к освещённому подъезду родительского дома. Мне бы хотелось поехать в ночное кафе, где подают чай с чабрецом и жарят мясо. Мне бы хотелось выпить пива на балконе. Мне бы хотелось гулять по этой бессонной оживлённой ночи, вдыхая влажный летний воздух.

Но мы быстро забираем Машу с красными глазами и сопутствующими авоськами. Поднимаемся домой и укладываемся спать после быстрых, хирургически точных манипуляций с лекарствами и каплями.

Маша засыпает. Я устала и тоже хочу спать. Но так жаль заканчивать этот день, эту ночь. Жаль, дома нет вина. Мы пьём чай, вдыхаем вечер с балкона и ужинаем оказавшейся дома колбасой. Всё-таки хорошо, что в этой поездке у меня был спутник. Я вспоминаю, что днём мне несколько раз ужасно хотелось прижаться к нему крепко-крепко.

Комментариев нет:

Отправить комментарий